Сегодня 17 июня 2019 года, ПОНЕДЕЛЬНИК, (4 июня по ст. стилю)
Митрополит Воронежский и Лискинский Сергий принял участие в торжественном мероприятии по случаю 85-летия Воронежской области  >>>
КОНТАКТНАЯ
ИНФОРМАЦИЯ
БОГОСЛУЖЕБНЫЕ
УКАЗАНИЯ
Священнослужители обсудили с представителями казачества широкий круг вопросов  >>>
Воронежских медиков поздравили с профессиональным праздником  >>>
Митрополит Воронежский и Лисикнский Сергий освятил закладной камень в основание Казанского храма (мкр. Подклетное г.Воронежа)  >>>
Митрополит Воронежский и Лискинский Сергий вручил удостоверения выпускникам курсов повышения квалификации священнослужителей  >>>
















































Рейтинг@Mail.ru

8 мая 2015 г •

Архиепископ Богучарский Серафим (Соболев)

Жизнеописание. Подготовлено комиссией по канонизации святых Воронежской митрополии.

Архиепископ Серафим, в миру Николай Борисович Соболев, родился 1 (14) декабря 1881 года в Рязанской губернии. С раннего детства на нем лежала печать Божиего избранничества. Тихий, ласковый и отзывчивый к ближним, он был необыкновенно серьезным для своего возраста мальчиком. Учился в Рязанской семинарии, а затем и в Петербургской Духовной академии, которую закончил в 1908 году. В последний год своего академического обучения Николай принял монашество с именем Серафима в честь глубоко почитаемого им недавно прославленного (1903 г.) Саровского подвижника - преподобного Серафима, столетие канонизации которого весь православный мир торжественно отмечает в этом году. Вскоре после пострижения монах Серафим был рукоположен в иеродиакона, а затем и в иеромонаха. В студенческие годы, он встречался и пользовался любовью великого Кронштадтского Чудотворца святою праведного Иоанна Ильича Сергиева. В одном из посещений будущим архиереем Кронштадта, св. Иоанн пророчески благословил его на горнем месте в алтаре Андреевского собора, исполнив сердце искреннего юноши благодатным озарением Святаго Духа.

После окончания академии в течение нескольких лет Серафим (Соболев) преподаватель Житомирского пастырского училища; помощник смотрителя Калужского Духовного училища (в это время он сближается со старцами Оптиной Пустыни преподобными Иосифом, Варсонофием и Анатолием); инспектор Костромской Духовной Семинарии. Владыка Серафим знал лично многих современных ему благодатных церковных светильников, юродивых и часто потом рассказывал замечательные случаи их дивного смирения, которым они прикрывали перед людьми свои сверхъестественные подвиги.

Сокровенная жизнь во Христе, которую с юных лет избранник Божий возгревал в своем сердце, исполняла его душу огнем благодатных духовных дарований. И это не осталось незамеченным окружающими. Еще в Петербургской Духовной академии тогдашний ректор, будущий митрополит, Антоний (Храповицкий), следил за духовным преуспеянием молодого студента-богослова, который дважды своим личным примером и бескомпромиссностью сорвал мятежные "сходки" студентов, зараженных либерально-революционными настроениями. Архимандрит Гавриил (Воеводин), директор Пастырского училища в Житомире, ласково называл молодого иеромонаха "аввочкой" (от "авва" духоносный наставник), видя его духовное преуспеяние.

21 декабря 1912 года инспектор Костромской Духовной Семинарии иеромонах Серафим (Соболев) получает указ Святейшего Синода о назначении ректором Воронежской Духовной Семинарии. Его предшественник будущий священномученик протоиерей Николай Околович, только что отметивший 25-летие пастырского служения, по состоянию здоровья и возрасту ушел на покой, оставив Воронежскую Духовную Семинарию далеко не в лучшем состоянии. Вместе с ректорством в Семинарии отец Серафим принимает и обязанности редактора "Воронежских епархиальных ведомостей".

Буквально все дела требовали пересмотра. Состояние казны было катастрофическим, студенты бедствовали, дисциплина семинаристов вызывала серьезные нарекания как со стороны духовных и гражданских властей, пак и местного населения. Архимандриту Серафиму пришлось в корне менять систему воспитания, господствовавшею в Семинарии. При первых встречах воспитанники позволяли себе откровенно насмехаться над новым ректором. К удивлению инспектора отец Серафим не исключил никого из представленного ему "черною" списка, а стал проводить "индивидуальную работу". Тактичность, сильная речь, безграничное терпение ректора вызвали у студентов искреннее раскаяние. Впрочем, пройдет еще ни один год, прежде, чем благодаря отцу Серафиму Воронежская Семинария станет, по свидетельству современников, одной из лучших в Российской Империи.

Вскоре после приезда архимандрита Серафима в Воронеж, кафедра святителя Митрофана овдовела, в конце апреля 1913 года преставился архиепископ Воронежский и Задонский Анастасий (Добрадин). При погребении Владыки Анастасия 19 мая воронежцы в первый раз услышали проникновенное слово отца ректора в котором сочетались скорбь и возвышенность.

28 апреля 1913 года под председательством временно управляющего Воронежской кафедрой епископ Острогожского Владимира (Шимковича) состоялось заседание Братства святителей Митрофана и Тихона. Архимандрит Серафим, уже известный по своей предшествующей деятельности как проповедник, миссионер и благотворитель избирается членом совета и ревизионного комитета Братства.

В конце мая того же года архимандрит Серафим воплощает в жизнь свою давнюю мечту о помощи бедным воспитанникам Семинарии. В те дни очень многие семинаристы едва могли сводить концы с концами. Решить эту сложную проблему было призвано созданное и возглавленное отцом Серафимом Иоанно-Богословское (по имени святого покровителя Семинарии) братство вспомоществования бедным семинаристам. Открытие братства благословил 10 июня 1913 года новоназначенный архиепископ Воронежский и Задонский священномученик Тихон (Никаноров).

11 сентября 1913 года Воронежский епархиальный съезд представителей духовенства и старост заслушал доклад ректора Семинарии по вопросу бюджета. Для Семинарии это был очень серьезный вопрос и решить его значило существенно облегчить жизнь учащим и учащимся, пополнить библиотечные фонды. Еще несколько раз придется выступать отцу Серафиму с подобными докладами, однако, проблема так и не была до конца разрешена.

В конце 1913/14 учебного года, был подведен первый итог деятельности Иоанно-Богословского Братства. Результаты были радостные. Дела малообеспеченных семинаристов заметно поправились. 11 июля после Литургии воспитанники Семинарии, полтора года назад встречавшие нового ректора насмешками, преподнесли ему на молитвенную память икону преподобного Серафима Саровского в драгоценном окладе.

Через два месяца после окончания учебного года отцу Серафиму пришлось решать уже другие проблемы. В августе 1914 года вспыхнула Первая мировая война, которая продолжилась кровавыми событиями последующих годов. Русское духовенство откликнулось на трагедию Первой мировой войны в первые же дни боев. Многие воспитанники Воронежской Духовной Семинарии отправились добровольцами на фронт. В городах и весях Российской Империи появились раненые солдаты и офицеры. Через три месяца после начала войны архимандрит Серафим освятил в Воронеже лазарет для раненых воинов, созданный грудами святой преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны. Благодаря ректору Иоанно-Богословское братство начало оказывать помощь семинаристам у которых погибли на фронте родные, а священноначалие вводит доплату к стипендиям бедствующих студентов.

Интересны и глубоко поучительны проповеди архимандрита Серафима (Соболева) в годы Первой мировой войны. В них особое место занимал духовный анализ причин трагедии. Так, при открытии в 1915 году нового учебного года в Семинарии, он говорил: "Несомненно мы терпим бедствия от нашествия германцев в нашу землю потому, что Господь гневается на нас за наши грехи...Мы не хотели жить как Богу угодно, а живем так, как нам хочется. Мы забыли страх Божий и предаемся постыдным страстям. Там на бранном поле рекою льется мученическая кровь наших братий, а здесь под праздники гремит музыка, сады наполнены праздно гуляющими людьми, а в театрах и кинематографах не стесняются ставить для публики безнравственные пьесы и картины...".

Особой страницей служения архимандрита Серафима (Соболева) в Воронеже стала его активная работа по подготовке к канонизации архиепископа Воронежского и Задонского Антония (Смирницкого).

К сожалению, сведений об отце Серафиме после октябрьских событий 1917 г. до самой его вынужденной эмиграции в 1920 году очень мало. Нам известно, что занятия в Семинарии продолжались до ее закрытия в августе 1918 года. Примерно в это время приняли мученическую кончину преподаватель иеромонах Нектарий (Иванов) и ряд учащихся. В самом начале кровавого мятежа в марте 1918 г., по сообщению "Вестника церковного единения", "Ректор Воронежской Духовной Семинарии архимандрит Серафим уехал в Задонский монастырь на 4 месяца, поскольку здание Семинарии занято красноармейцами и занятий практически нет". Он посетил подвизавшегося в монастыре праведного и прозорливого старца иеросхимонаха Аарона. Отец Серафим спросил его оставаться ли ему в России, где ожидала его мученическая смерть или уезжать, исполняя евангельские слова: "Когда вас гонят из одного города, бегите в другой" (Мф. 10:23). Старец Аарон ответил: "Дай Бог Вам попасть в хорошую сторонушку". "Как мне понимать Ваши слова?" - спросил о. Серафим. "Сама жизнь тебе покажет", - ответил благодатный старец.

Видимо в 1919 г. Серафим (Соболев) покидает Воронеж с отступающими частями Белой армии. 1 октября 1920 года архимандрит Серафим в Кафедральном Соборе Симферополя сонмом архиереев во главе с митрополитом Антонием (Храповицким) был рукоположен во епископа Лубенского, викария Полтавской епархии, которой с 1919 по 1921 г. временно управлял епископ Парфений (Левицкий). По всей вероятности, рекомендацию на поставление во епископы ему дал епископ Феофан (Быстров), хорошо знавший Серафима (Соболева) еще по Петербургской Академии и возглавлявший в 1913-19 гг. Полтавскую епархию.

Вскоре владыка оставляет Россию и находит пристанище вначале в Константинополе, а затем, в Болгарии. Вот как описывают отъезд епископа Серафима из России очевидцы: "1/14 ноября 1920 года с Севастопольской пристани медленно направился в открытое море комендантский пароход "Херсонес" - это был последний корабль, покидающий город перед самым вторжением большевиков. Навсегда уезжали с Родины более 600 юнкеров во главе с генералом Ельчаниновым и генералом Стоговым комендантом Севастополя. С причала множество людей грустно махали руками, прощаясь с ними. Пассажиры скорбными глазами смотрели на отдаляющийся берег родной земли, который уносил их человеческие надежды. Там оставалась Россия, пригвожденная к своей Голгофе. На правом берегу Севастополя среди облаков пыли уже стремительно входила в город красная конница... На палубе, среди пассажиров, стоял молодой, среднего роста архиерей с измученным, бледным лицом.

- Владыка, благословите Россию! - обратился вдруг к нему кто-то из стоящих вокруг.

Скрывая свое волнение, архиерей поднял руки и несколько минут торжественно, медленно благословлял отдалявшуюся землю и стоявших на берегу машущих им людей. Это был 39-летний епископ Серафим (Соболев), который в день Покрова Божией Матери (1/14 октября), только месяц тому назад, был хиротонисан в архиерея в кафедральном соборе города Симферополя. Пасмурным, промозглым осенним днем начиналась для него скорбная эмигрантская жизнь. Не мятежи и убийства, не голод и эпидемии, бушевавшие в охваченной революционным безумием стране, вынуждали его пойти путем изгнанничества. Он хорошо понимал, что Русская Церковь находится в страшном гонении, тысячи епископов, священников и монахов гибли в тюрьмах, многие из них уже приняли мученическую смерть. Он сам слышал стоны монахов Воронежского Митрофаниева монастыря, заживо зарытых в землю. Отовсюду шли ужасающие сообщения о мученичестве собратьев по вере. Его переполненное горячей любовью ко Христу сердце было готово пострадать за Господа. Но смиренный и кроткий избранник Божий не дерзал самовольно вступить на путь мученичества, потому что всегда и во всем искал волю Божию, а не свою".

Еще 29 октября (по церковному календарю) 1920 г. Красная армия оказалась лишь в 30 км от Симферополя и тогда перед епископом Серафимом снова неизбежно встал вопрос о его будущей судьбе. Он направился в Берковское подворье Крымского мужского монастыря, где в это время находилась чудотворная икона Божией Матери Курско-Коренная. Молодой архиерей обратился с пламенной молитвой к Царице Небесной, открывая Ей свою готовность пострадать за Христа и прося у Нее указать какой ему назначен путь Богом. Из храма он пошел прямо к епархиальному архиепископу Таврическому Димитрию (Абашидзе) и стал просить его, как епархиального Божиего архиерея благословить ему остаться в России, но благословения не получил.

После короткого разговора решили бросить жребий. На одном листке написали: "уезжать", на другом: "не уезжать". Взволнованный архиепископ спустился в архиерейскую домовую церковь, которая находилась в нижнем этаже архиерейского дома. Помолившись горячо перед иконой Божией Матери, вынул листок. На вынутом жребии было написано: "Уезжать". Так решилась судьба будущего архиепископа Серафима и он принял жребий как волю Божию для себя. Он должен был послужить Святой Церкви своими благодатными дарованиями и духовной мудростью, неся тяжелый крест епископского служения, которое, по его словам, в те годы было как бы бескровное мученичество.

6/19 мая (1921 г.) в день памяти преподобного Иова Многострадального, епископ Серафим прибыл в Болгарию. Это была та "хорошая сторонушка", которую предрек ему прозорливый старец Аарон и которая оказалась жребием, данным ему от Бога, и поприщем, где он должен был понести крест архипастырских трудов и скорбей. Глубоко усвоенная им еще на Родине наука из наук - жизнь в благочестии и святости, дала здесь, в Болгарии, свои благодатные плоды".

Владыка Серафим, по природе имея мягкий характер, отличался своим глубоким смирением и искренней любовью к ближним. От всех его слов и действий веяло благодатной простотой и миром Христовым. Его чистому, достигшему бесстрастия сердцу была чужда всякая мятежность неизбежное порождение гордости и самолюбия. Даже самый слабый намек осуждения и недоброжелательства не исходил из его благодатных уст. Молитва его была чудодейственной, а слова - прозорливыми и духовно действенными. Его любовь к врагам и пастырская жертвенность - самые высокие проявления живущего во Христе человека - были для него естественными, как дыхание. Духовные наставления Владыки Серафима были преисполнены святоотеческой мудростью, которой он жил, пользуясь всегда глубоким и бессценным аскетическим опытом православного подвижничества. Праведный святитель никак не одобрял нездоровых проявлений в духовной жизни, ее замену всякими опасными для души лжедуховными переживаниями, видениями, откровениями и чудесами. Он всегда говорил, что благодатное - это одно из самых частых его наставлений. Владыка Серафим учил смирению, кротости, простоте, послушанию, искренней любви к ближнему, непрестанной памяти о Боге и сердечной молитве. "В своем брате мы должны видеть Ангела, а на его грех смотреть как на болезнь", часто повторял он. "Люта зима, но сладок рай", - говорил также унывающим. "Конец близок, жизнь быстро проходит. Мы гости на земле, птицы перелетные".

Архиепископ Серафим прожил 29 лет в Болгарии и полюбил эту "хорошую сторонушку", как свою вторую Родину. В Болгарии он написал свои основные богословские труды, здесь учил и воспитывал своих духовных чад, которые потом старались, несмотря на свою малую духовную меру, сохранить и передать другим искорки его святоотеческой духовности. На закате своей боголюбивой жизни архиепископу Серафиму удалось исполнить заветное желание – основать женский Покровский Княжевский монастырь.

В апреле или мае 1921 г. святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, назначает его управляющим русскими православными приходами и монастырями в Болгарии с титулом епископа Богучарского (с 1934 г. –архиепископа). В 1922 г. он становится на долгое время единственным преподавателем в основанной епископом Дамианом (Говоровым) в монастыре св. Кирика в г. Станимаке (ныне Асеновград) Русской пастырской школе, в которой за первые десять лет ее существования было подготовлено около 50 священнослужителей. В 1927-1945 годах владыка из-за политических событий на родине пребывал в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви. Однако, по имеющимся сегодня сведениям, связь Преосвященного Серафима (Соболева) с Карловацкой юрисдикцией носила характер внешней необходимости. Об этом говорит, в частности, один из документов 1929 года. 26 ноября (9 декабря) 1929 г. митрополит Литовский и Виленский Елевферий (Богоявлениский) в "Разборе постановления группы ярославских иерархов об отложении от Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского)" сообщает, что имеется "исчерпывающий труд, посвященный исследованию иосифлянского раскола, автором коего является проживавший в Болгарии бывший Богучарский епископ Серафим (Соболев)". Более того, он не разделял крайних увлечений карловацких архиереев, и в 1943 г. резко разошелся с Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви митрополитом Анастасием, отказавшись участвовать в Венском соборе, которым руководила гитлеровская администрация. В 1945 году архиепископ Богучарский Серафим возвращается под первосвятительский омофор Московского Патриарха, восстановив прерванное в 1927 году каноническое общение.

26 февраля 1950 года архиепископ Богучарский Серафим (Соболев), стяжавший любовь верующего народа, мирно почил о Господе в Софии и был погребен в крипте русского храма святителя Николая. Сегодня имеется местное почитание святителя Серафима в Болгарии и ряде епархий Русской Православной Церкви.

Хорошо знавший владыку Серафима И.В. Шпиллер пишет: "Раз узнав Владыку, хоть раз побыв самую малость около него, любой человек сразу приближался к постижению того, что за всю жизнь упорных исканий мог бы и вовсе не узнать. От одного лишь того, что Владыка рядом, становилось так хорошо, в каком бы состоянии к нему ни пришел человек".

Личность архиепископа Серафима (Соболева), доброго пастыря и мудрого духовника, ревностного подвижника и талантливого богослова, несомненно остается одной из ярчайших в истории Воронежской Духовной семинарии.

Комиссия по канонизации святых Воронежской митрополии продолжает сбор сведений о случаях благодатной помощи и исцелений по молитвам архиепископа Серафима. Письма можно посылать на адрес электронной почты: vob-pressa@yandex.ru






ФОТОРЕПОРТАЖ:

































© Воронежская митрополия - 2011-2019 г.
При использовании материалов сайта не забывайте делать ссылку на источник.